Крымский распил: Москва кидает на Ялту, Севастополь и Евпаторию десант ревизиров

0
40

Крымский распил: Москва кидает на Ялту, Севастополь и Евпаторию десант ревизиров

Более полутора миллиардов рублей составили убытки от приостановленных и замороженных объектов строительства в Крыму. Тех, что были запланированы и профинансированы Федеральной целевой программой (ФЦП). Примерно половина из них детсады, степень готовности которых составила от 15% до 95%. А кроме этого — больницы, дороги, канализационные коллекторы…

Эксперты рассматривают сейчас 336 дел о нанесении ущерба государственному бюджету. Речь идет об объектах, которые были начаты в 2016—2017 годах. То есть, ещё на волне эйфории о возвращении полуострова в родную российскую гавань. Когда казалось, что всё запланированное непременно будет сделано, Таврида быстро преобразится. Когда с материка туда хлынули разные фирмы и фирмочки, чтобы принять участие в этом самом преображении. Но вот пришел срок подведения первых итогов. И что же?

За масштабную ревизию ФЦП взялся новый вице-премьер РФ Марат Хуснуллин. Выяснилось: из-за недобросовестных подрядчиков придется законсервировать как минимум 29 объектов. Среди них — строительство очистных сооружений и разводящих коллекторов в селе Курортном (поселок на юго-восточном побережье Черного моря у подножия горного массива Кара-Даг, суперпопулярного у туристов). Стоимость этих работ — 659 млн. рублей.

Дом для реабилитированных в Судаке. Его начали было возводить, но потом все работы остановились, и теперь недостроенное здание разрушается. Потрачено «в никуда» 160 млн. рублей.

В поселке Оленевка Черноморского района (знаменитый мыс Тарханкут) взявшаяся за реконструкцию сетей водоснабжения «Уральская строительная компания», бросила работы стоимостью 145 млн. рублей, едва их начав, и с тех пор не выходит на связь.

В Алуште два года не могут сдать запланированный федеральной программой детсад. В ожидании реконструкции здание, рассчитанное на 300 малышей, разрушается. Общая очередь на место в детских садиках в этом городе — 565 ребятишек.

В Ялте из Федеральной целевой программы исключены три детских сада и одна школа.

В городе-герое федерального значения Севастополе в конце прошлого года была приостановлена реконструкция Исторического бульвара. Причина — конфликт подрядчика и субподрядной организации. Работы, выполненные на 30%, не возобновились до сих пор. При том, что срок сдачи объекта уже истек. На момент их остановки подрядчику было выплачено 307 млн. рублей из запланированных «на все про всё» 434 млн.

А чего стоит другая севастопольская история — с реконструкцией главной составляющей исторического ансамбля Большой Морской улицы стоимостью 2 млрд. рублей? Началась она в октябре 2019-го. То, что с этой улицей сейчас происходит, иначе как варварством горожане не называют. При работах повреждены, в частности, три пролета (двенадцать ступеней) Таврической лестницы, связывающей Большую Морскую с центральным городским холмом. Рабочие обещают восстановить пролеты, но очевидно, что это будет уже новодел.

По словам реставратора первой категории и градозащитника Анатолия Туманова, «действия строителей, выполняющих работы, могут иметь признаки преступления, предусмотренного ч. 1, статьи 243 Уголовного кодекса России — «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия».

Корреспондент «СП» позвонила знакомому Анатолию Б., капитану первого ранга в отставке, ныне военному пенсионеру, попавшему в Севастополь в 1980-х волей флотской судьбы, и оставшегося тут жить.

— То, что делается сейчас у нас в городе, ещё лет пять назад невозможно было представить, — сказал Анатолий. — Тогда были большие надежды на его возрождение. Ведь многие памятники архитектуры, исторический центр пришли за постсоветское время в плачевное состояние. Но как только к нам пошли большие деньги из Москвы, надежды эти стали таять.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Через витік на мережі частина Луцька залашилася без тепла

Жителям говорят о разных важных программах, вроде бы даже запускают их, и что из этого выходит? Откровенный подлог. Как в случае с лестницей, ведущей к скверу у Владимирского собора. Её разобрали под видом реконструкции, заменив исторический крымбальский камень из которого он были вырублены, на обычный известняк.

В 100 с небольшим километрах от Севастополя расположена знаменитая некогда всесоюзная детская здравница Евпатория. Её исторический центр невозможно представить без набережной им. Валентины Терешковой — это название она получила всего через несколько дней после полета в космос первой в мире женщины-космонавта. Обустроена же была ещё в конце ХIХ века. Тянется на несколько километров вдоль берега моря с песочными пляжами. С одной стороны море, с другой — старый город, уникальный 500-летний Татарский квартал, ныне имеющий статус музея под открытым небом…

В 2010-м, заскочив на пару дней к своим евпаторийским друзьям, я первым делом отправилась именно туда. И как же была расстроена захудалым и почти безлюдным (это в июне-то?) видом некогда популярной у местных и гостей набережной! Подумала, помню, не потеряй Россия в 1991-м полуостров, такого бы не случилось.

— Мы тоже не ожидали, что российская действительность окажется столь печальной, — вздыхает моя подруга Валентина Яковлева. Она живет в этом микрорайоне, и вся эта возня строителей у моря проходит фактически у неё на глазах. — Конечно, возня, иначе не скажешь. Всё, что было можно, там сломали и выкорчевали, потом завезли какие-то бетонные блоки, кучи щебня и песка, и всё замерло. Нам обещали, что реконструкция завершится к весне 2019-го, но уже 2020-й, а конца ей не видно.

«СП»: — Что говорят в городе о причинах долгостроя?

— А что говорят в таких случаях — что деньги, вроде бы, разворованы. Я точно не знаю. Недавно приезжала большая комиссия с ревизорами из самой Москвы. Разбирались, как могло случиться, что выплачено уже несколько миллионов рублей, а работ выполнено на копейку.

Как сейчас выясняется, реконструкция набережной Терешковой сопровождалась «грубыми нарушениями технологий строительства, проектной документации, а также необоснованным завышением стоимости некоторых стройматериалов». Согласно контракту, заключенному в конце 2017 года, стоимость работ на набережной составляет порядка 770 миллионов рублей. К лету прошлого года выплачено было порядка 500 млн. Плюс 240 млн. — аванс, так и не отработанный подрядчиком.

Соответствующие материалы переданы в конце февраля Федеральным казначейством в правоохранительные органы. Глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин взял расследование об этих финансовых нарушениях под свой контроль. А главная евпаторийская набережная «оформлена» как «объект незавершенного строительства». Идут поиски нового подрядчика. И дополнительных средств в госказне.

Схожая история в той же Евпатории с ремонтом дорог. Согласно ФЦП предусмотрена реконструкция 38 улиц с заменой дорожного покрытия, тротуаров, наружного освещения, ремонта и переноса коммуникаций (всего в городе 384 улицы, переулка и проезда, 212 км тротуаров). Но никак не одолеют пока и одну, трехкилометровую — им. Демышева. На неё три года назад было выделено 114 млн. рублей. Немалая их часть, если верить местному «сарафанному радио», «закопана в песок»…

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  На Укрзалізниці призначили тимчасового керівника

В общем, куда ни кинь сегодня на полуострове, всюду клин. Иными словами, проблемы. И вызваны они не привычным у нас в стране дефицитом средств. С чем, с чем, а с финансированием Тавриде повезло — Кремль практически ни в чем не отказывает её властям. Согласно данным, обнародованным дирекцией по управлению ФЦП, в текущем году на реализацию целевых программ Республика получила более 77 млрд. рублей (в 2019 году — 70,59 млрд., освоено 92,26%). Севастополь — около 19,7 млрд. (в 2019 — 13,55 млрд., освоено 64,66%). Проблемы с отношением к делу в целом и к получаемым из Центра субсидиям, в частности. Ещё точнее, с управлением и кадрами.

В этом уверен политолог Ростислав Ищенко.

«СП»: — Некоторые ваши коллеги считают, что большинство нынешних крымских проблем связаны с «десантом москвичей», который регулярно «выбрасывается» на полуострове и начинает делать всё по-своему, не считаясь с местными особенностями…

— Ещё в 2014 году, вскоре после «Крымской весны», друзья, живущие на полуострове, говорили мне, что если местные будут продолжать работать так же, как привыкли в украинские времена, то кончится тем, что Путин «бросит» сюда людей с материка. Прошло с тех пор без малого шесть лет. Судя по тому, что происходит с исполнением федеральных целевых программ, крымчане работать так и не научились. Всё упирается главным образом в среднее звено, отвечающее за освоение выделяемых средств. Освоить их они не могут. Потому, что не знают, как «взять» свою долю.

«СП»: — В смысле украсть?

— Да. При украинской власти без взятки не делалось ничего. Знакомый полицейский рассказывал, что платить надо было даже при поступлении на службу в ряды МВД, иначе отказывали в приеме. Не будем забывать, что Крым почти тридцать лет жил вне России. Традиции, пришедшие на полуостров с материковой Украины, оказались живучи.

Проблема еще в том, что в стране не так много квалифицированных кадров. Дефицит грамотных управленцев, давший знать о себе в 1990-е, в России пока не восполнен. А в Крыму одна из основных проблем связана с тем, что большинство чиновников ещё «украинского призыва». Поменяли, как говорится, окраску и продолжают работать по прежней схеме.

«СП»: — Из истории известно, что пламенные революционеры далеко не всегда оказывались толковыми экономистами, грамотными руководителями. …

— Понял, о чем и о ком вы. Дело не в Аксенове и его команде, пришедших к руководству Тавридой в 2014-м. Если бы проблема была только в них, давно бы, наверное, заменили. Они-то как раз пытаются переломить ситуацию. И, безусловно, больше всех в этом заинтересованы. Какие-то положительные результаты уже появились — мздоимства, например, сейчас в Крыму стало объективно меньше, пусть пока и не намного. Кого-то уволили, кого-то посадили, кто-то поумнел и стал учиться работать.

Чиновники стали реагировать на обращения граждан, чего раньше не было… Не так много, конечно, но для адаптации в новых условиях нужно время. Учитывая, что, опять же среднее звено, то есть, основная масса местных чиновников, работает не за ордена. Они привыкли брать деньгами. За один год, и даже за пять лет, отучить от этого сложно.